Заставьте свой мозг работать !

Заставьте свой мозг работать !Один из мифов, который имеет отношение к мозгу – это рассказ о том, что мозг человека задействован на 5, в лучшем случае – на 10%. И есть способы повысить эти самые проценты.

Но если подойти к этим цифрам с точки зрения физиологии, то окажется, что случай, когда мозг работает с большой нагрузкой, когда задействованы все нейронные связи, такой случай имеет место быть. И называется эпилепсией. То есть это болезнь. Во время которой в мозгу происходит передача максимального количества нейронных импульсов, причем без всякого контроля и человек начинает биться в припадке. Причем после него он не может вспомнить то, что с ним происходило – мозг выключает участки, ответственные за память.

Это говорит о том, что мозг очень сложный механизм и вряд ли можно процентами измерить его производительность. Там очень много параллельных связей – ведь достаточно много случаев, когда человек выживал, после того как получил ранение в голову. И не просто выживал, а полноценно жил.

Поэтому мы оставим проценты в покое и остановимся на главной особенности мозговой деятельности.

Она состоит в том, что если клетки мозга не работают, то есть не передают импульсы друг другу, то со временем скорость передачи этих импульсов уменьшается и вот тут то нас ждет снижение функций мозга. Мы медленнее вспоминаем, быстрее утомляемся от мыслительной работы…

Но к счастью есть средство, помогающее избавиться от этой проблемы!

И это ни какой-нибудь медикаментозный препарат. Нет. Это наша мозговая активность.

Если мы постоянно нагружаем наш мозг, то скорость передачи импульсов не уменьшается и мы постоянно держим наш мозг в тонусе.

Видите, какой простой рецепт.

И я готов прописать вам всем это чудодейственное лекарство.

Оно перед вами – это мой сайт, на котором вы можете найти множество загадок, фактов, историй, которые с удовольствием загрузят ваш мозг и сделают вас не только более образованным, но и мозгоактивным, способным в любой момент решить любую проблему.

Присоединяйтесь!

Почему дети не читают?

Почему дети не читают?«Дети не читают, дети не читают…» – наверное, это наиболее часто обсуждаемая образовательно-воспитательная проблема нашего времени. При этом причины явления либо даже не упоминаются, либо не рассматриваются, либо (если уж рассматриваются) носят до бредовости притянутый за уши характер. Если обобщить такое притягивание за уши, получается, что во всем виноваты современные медиасредства. Первое ключевое слово – «проще». Проще смотреть, чем читать; проще слушать, чем читать; проще вообще ничего не делать, чем читать. Второе ключевое слово – «неинтересно». Неинтересно читать. Так же, как неинтересно думать, делать. Только не надо никого спрашивать, что такое «просто» или что такое «интересно». В таких случаях «крышу сносит» не только у детей, но и у взрослых. «Как, вы не понимаете, что такое «просто»?» «Интересно – это когда, ну… есть интерес». Что же такое происходит с детьми, что в подавляющем большинстве они наотрез отказываются читать? Ведь некоторых заботливые родители чуть ли не с колыбели обучают чтению!

И во-первых, и во-вторых, и в-третьих (если такое найдется) причина «нечтения» у детей (а потом – и у взрослых) одна: они не знают слов. То есть просто их не понимают. Представьте себе, что вы пишете в своем компьютере слово «заяц». Через «тс» и «ю». Что-то вроде «заютс». Редактор не распознает это слово, нет его такого в редакторе. И компьютер его «помечает» – подчеркивает и, бывает, еще пищит. Исправляете (если понимаете, что не «заютс», а «заяц») и пишете дальше. Пока снова не напишете «кульбадос» вместо «самогон». Но если это происходит при написании каждого или хотя бы каждого второго слова, если эти в принципе не понимаемые вами слова упорно подчеркиваются и пищат дурным компьютерным голосом, вы быстро бросите безнадежное и бессмысленное писательство. То же самое происходит и с чтением: ведь что такое чтение, как не переписывание текста на другой носитель и последующее его воспроизведение. Вот и не переписывают дети в сознание непонятные слова и не могут их воспроизводить. А потому отказываются от участия в этом бессмысленном процессе.

Года три назад мы провели простое исследование. Более чем сотне учащихся 10–11-х классов школ, признанных элитарными, был задан вопрос: «Что такое математика?» Один ответил нечто вполне разумное. Впоследствии выяснилось, что он посещал наши занятия в Центре «Одаренность и технологии». Ну, ради этого, собственно, мы и работали. Двадцать процентов несли откровенный бред – «это чтобы сдачу в магазине получать» и что-нибудь еще похлеще. А восемьдесят процентов слово в слово сказали одно и то же: «Математика – это когда цифры». Представляете, это – люди, которые десять лет изучали «математику»! Что же они изучали-то? Что с них требовать? И вообще – что у них в голове? «Математика – это когда» уже «вырыть канаву от забора до обеда». Что, кстати, является официальным признаком задержки умственного развития. Попробуйте, задайте такой вопрос своим детям. И если они скажут, что «математика – это отрасль науки, изучающая величины и их соотношения», смело можете веселиться, как негритянка на карнавале в Рио. Ваш ребенок имеет хотя бы какое-то представление о том, чем должен был заниматься в школе, пусть даже лишь в какой-то области знания. И не забудьте позвонить мне – очень хочу познакомиться с таким ребенком или хотя бы узнать о его существовании. Что уж говорить о таких понятиях, как «война», «любовь», «красота»… Каково ребенку, да и взрослому, пользоваться такими словами, о смысле которых он не имеет никакого представления? За ознакомление с текстом надо отвечать! Вот мозг вместе с носителем и «уходит в отказ». Одна из форм такого отказа: «Красота (да и вообще что угодно) – это для каждого свое!» Нельзя жить и выжить в мире, где все для каждого – свое.

Вообще наши дети, как правило, не могут определить важнейших понятий. Потому ничего и не понимают. А читать – значит признать это. Что недопустимо с точки зрения самоуважения и самоутверждения. А определять понятия надо уметь – с точки зрения действующего образовательного стандарта. В школе с выполнением требований этого стандарта неблагополучно. Но ведь надо, надо выполнять! Ведь слово без понятийного наполнения, как говорил выдающийся психолог Л. С. Выготский, «есть звук пустой».

Необходимо обратить внимание и на то, что дети не только не читают, но и не говорят! Беспредметное и безрезультатное сотрясение воздуха отдельными словами – не в счет. Пример: мне довелось в столовой одного колледжа несколько минут слушать, как за соседним столиком молодой человек темпераментно рассказывал нечто двум девушкам и парню. Не считая имен собственных и служебных слов, он все это время пользовался только одним словом – «короче». Комментарии, думаю, излишни. Прежде всего, бессловесность представляет собой отсутствие возможности передать другому человеку содержание своего мышления, как передается от человека к человеку любой продукт. Для этого мышление должно быть продуктивным. Формирование продуктивного мышления обеспечивается технологией интеллектуального образования, о которой уже была опубликована на сайте статья «Интеллект и образование, образование и интеллект».

Проследить за «уплыванием» у детей способности думать можно следующим образом. Прежде всего, это неузнавание слов. Оно проявляется в неправильном словообразовании, то есть в непонимании норм языка и в неумении этими нормами пользоваться. Если в каком-либо связном тексте человек допускает хотя бы одно несогласование в управлении (например, неправильное падежное окончание), то это означает полное непонимание ВСЕГО текста. Пример – из школьного сочинения (журнал «Знамя», 1962 год): «Отелла рассвирепела и задушило Дездемону». Дети интуитивно чувствуют эту «ловушку» и начинают «прятать» окончания, в которых они не уверены. Речь становится достаточно невнятной. Это уже сигнал о необходимости вмешательства. А далее – дети столь же интуитивно ощущают несостоятельность своей речи и потому замолкают совсем. «Достать» их из этого состояния уже сложно. Хотя все-таки можно. Однако это требует уже профессионального вмешательства с помощью все той же технологии. Разумеется, при наличии у детей мотивации, создание которой также требует специальных усилий.

Если учащийся, студент, да и вообще любой человек обнаруживает у себя (в том числе – с помощью специалиста) отсутствие понимания учебного материала или жизненных реалий, то первый шаг – это чтение соответствующих текстов вслух. Следующий шаг – проговаривание вслух же своих представлений о прочитанном или наблюдаемом. Типичным примером является необходимость приготовления домашних заданий учащимися вслух. И это должно быть нормой: математики и физики-теоретики серьезного уровня работают исключительно вслух. Впрочем, как и другие профессионалы в области интеллектуальной деятельности. Только таким образом можно самому услышать, ЧТО ты имеешь в виду, читая тот или иной материал. И, соответственно, понять, о чем это ты думаешь и говоришь. Ну, и последний шаг – это постоянные разговоры с человеком при соблюдении тактично выдвинутого требования к построению речи из полных предложений в соответствии нормами языка. Односложные «высказывания» и ответы указывают на серьезные проблемы в плане интеллектуального состояния говорящего.

Из всего, что было здесь сказано, следует, что ребенок в принципе может быть мотивирован в отношении чтения только при условии понятийной наполненности своей речи, то есть при условии понимания того, что и о чем он говорит. Или читает. Но это – техническое условие. Сущностное условие заключается в том, что к добровольному заинтересованному чтению в любом источнике – учебнике, книге, статье (в бумажном или электронном варианте) – может привести только наличие интереса к предмету. Интересом называется форма проявления познавательной потребности, состоящая в обращении внимания человека на возможно важные для его существования явления. Беда нашего времени – практически поголовное отсутствие у детей познавательных интересов, направленных на развитие соответствующих реальному миру представлений о нем. Поэтому и не читают. Не о чем им читать. Ну, а потом и нечем. Так что сначала надо вызвать у ребенка интерес к реальной жизни в ее многообразии. Еще в конце прошлого века, выйдя из дома, можно было встретить спешащих куда-то ребят с моделями самолетов и судов. Или девочек с растениями в цветочных горшках. Кружки всякого рода были полны детьми, с чем-то экспериментирующими, что-то исследующими. И, главное, это носило МАССОВЫЙ характер. Сейчас этого просто нет. Вернее, это настолько редко, что просто так и не встретишь. Все уткнулись в гаджеты. Говорят (особенно – родители), что многие дети увлекаются… компьютером. Интересно, а лопатой или молотком они не увлекаются? Или авторучкой? Ведь это, как и компьютер, тоже инструменты, пусть и более примитивные. А увлечение инструментами психиатры называют фетишизмом.

Сейчас родители «пристраивают» детей в спортивные секции и музыкальные школы – с данными, без данных… Так, «для общего развития» (знать бы, что это такое!). При этом имеется в виду не формирование музыкальных навыков сомнительной нужности, тем более – не связанных с развитием дальнейшей профессиональной судьбы. Не профессиональное занятие спортом или физической культурой впоследствии. Этим занятиям придается всеми статус некой приоритетности, в первую очередь – в равнении с общим образованием. Это плохо и очень вредно. Все это не связано с познанием мира и этим следует заниматься СВЕРХ общего образования. Например, Юля Липницкая потрясает и вызывает взрыв эмоций у зрителей. Но ее так жалко! Она не видит мира в этом своем столь важном для развития личности возрасте. У нее нет практики его познания. И, скорее всего, так и не будет. Мир на протяжении жизни пройдет мимо ее безумно трудного, под завязку наполненного, но такого узкого мирка. Она может так и не узнать о существовании и сущности этого огромного мира. Но это – Юля Липницкая, чудо, которое ценой своей жизни ДЛЯ НАС раскрывает неведомые нам грани мира. А что – все, кого родители отдают в секции и музыкальные школы, и кто лениво занимается там в ущерб общему образованию и познанию мира, находятся на профессиональном и человеческом уровне Юли? Да нет, мимо них мир пройдет, ничего не дав не только им самим, но и никому другому. Так что давайте подумаем о развитии у наших детей познавательных интересов. Тогда, естественно желая расширить свои представления о предметах этих интересов, они вынуждены будут начать читать. Другого пути нет. Пусть они прочитают мало книг. Но прочитают качественно. У меня есть хороший знакомый, который прочитал всего две книги – «Пчеловодство» и «Налоговый кодекс». Прочитал по-настоящему. Ему это было нужно, он в этом был заинтересован. Это теперь очень серьезный и вполне успешный сельский предприниматель.

А что касается раннего обучения чтению – это чрезвычайно вредно. Выпендриваясь друг перед другом в том или ином пространстве, родители соревнуются в якобы раннем якобы развитии своих детей. Обучение чтению до появления у детей собственного интереса к этому процессу, к тому же не поддерживаемое наличием реальных познавательных интересов, приводит к смуте в маленьких головах. Чтение воспринимается в таких случаях детьми как некая, возможно и временно увлекательная, возня с знаковыми системами как таковыми, никак не связанными с реалиями окружающего мира и внутреннего мира человека. Со временем интерес к таким системам, оторванным от насущных задач детей в их восприятии, обязательно угасает. Более того, приводит к разочарованию в этой деятельности. И, так бодро начинавший читать, ребенок начинает испытывать к этому процессу отвращение.

Итак, нет ничего непонятного в том, почему дети в наше время не читают. Из-за непонимания взрослыми связанных с этим процессов. Из-за беспечности, незаинтересованности, неразумных амбиций, а то и просто глупости родителей. Из-за непрофессионализма, а то и вовсе несостоятельности педагогов. Сами-то дети еще маленькие и не понимают всей прелести и пользы чтения. И всего ужаса ломающей судьбу безграмотности в отсутствие умения читать.

Совершенно понятно, что надо делать (и чего не надо делать), чтобы дети читали. Так почему бы этого не делать?

Александр Александрович Фролов

Что нас ждет завтра?

Что нас ждет завтра?«Можно как то увидеть, что будет популярно завтра? Какие услуги будут покупать люди? И где соломки подстелить?» – на эти и другие вопросы отвечает консультант по маркетингу и персональному продвижению Евгения Ловыгина.

Евгения Ловыгина.Первое — личность человека будет выходить на первый план. Все больше и больше людей будут уходить из офисов, из стандартных схем работы и пытаться найти свое направление. Найти поле и тему для собственной реализации, для получения удовольствия от работы. Тема раскрытия своей уникальности будет актуальна в любом возрасте, а не в кризис «около 40 или около 30». Люди будут учиться слушать себя, свою интуицию, и понимать именно свои желания, а не навязанные.

Второе — опора в первую очередь на себя. На свои знания, умения, навыки, а не на государство и «стабильную компанию». Кончился период, когда можно было получить одну профессию и всю жизнь с ней сидеть. Сейчас если хочешь чего-то добиться, если хочешь расти — необходимо постоянно учиться. Поэтому лучшие инвестиции сейчас не в квартиры/машины/дачи, а в себя. В повышение своего уровня как профессионала, и развитие как личности. И это всегда можно монетизировать.

Третье — умение жить в хаосе. В неопределенности, в разных местах и странах. Нет больше стабильности, та эпоха спокойствия и производственных династий уходит. Мы живем на переходе, в смутное время, и рассчитывать можно только на себя. Только от нас самих зависит, как мы будем себя чувствовать в завтрашнем дне. Не поможет уже держаться за старые якоря, они могут оборваться в один момент. Равновесие и гармонию искать нужно внутри себя, а не полагаться всецело на внешние обстоятельства.

Отсюда понятно, какие услуги будут востребованы. В первую очередь — индивидуальная работа для конкретного человека. Не просто вывалить на его бедную голову огромный поток информации «как надо это делать», а подобрать подходящие способы именно для него. Пройти весь путь вместе с ним за руку, обеспечивая поддержку и профессиональные консультации.

Значит, будут востребованы те люди, кто сможет это делать грамотно и тактично, кто вдохновит своим примером, кто будет сам идти вперед и предлагать этот путь другим. И неважно, в какой теме.

В очень необычное время мы живем. Когда старое уже стирается, а новое пока не нарисовано. Никто не может предсказать точно, каким будет наш мир даже через 10 лет. Так давайте примем участие в его преображении?

Почему я против оценок в школе.

Почему я против оценок в школе.Оценки в школе и их польза. Я — противник оценок. Я совершенно не понимаю их смысла. Вспоминая свой школьный опыт, я вижу только минусы. Сейчас в голове нет ни одной мысли о пользе оценок. Сейчас все больше и больше людей высказываются за отмену оценок. И, может, это и произойдет лет через 30-40. А пока оценки и оценивание, наверное, самый тормозящий фактор развития людей. Как это и не парадоксально звучит.

Самый жесткий вред — это привычка соответствовать стандартам. Мне поставили 4 за две ошибки, и 2 за пять ошибок. Чтобы получить 5 надо сделать вот так и никак по другому. Она написала без помарок, поэтому у нее 5, а у тебя 4 за зачеркивание. Дети привыкают быть как все в рамках. И эти рамки не всегда явны. И мы привыкаем к таким рамкам. Получается забавно: мы стремимся следовать неформализованным стандартам. Про неврозы я умолчу.

Еще интересная штука — это соответствовать ожиданиям конкретного человека, учителя, для получения его оценки. Если мы понимаем, что многие стандарты оценивания не сообщаются ученику, или сообщаются пост-фактум, то дети в поисках оптимальной модели поведения начинают «выстраивать» отношения с учителем. По разному, конечно. Так появляются подлизы, так появляются стукачи. Про неврозы я снова умолчу.

Оценки создают соревновательную среду. Хороша ли такая атмосфера в образовании вообще, и в обучении детей в частности? Мне кажется, что нет. Мне кажется, что явное соревнование меняет позитивную, познавательную мотивацию на деструктивную, калечащую. А еще семья поддавливает. Учись лучше чем Вася, да? А как быть в этом случае с сотрудничеством? И как быть с открытостью, с поддержкой? Про неврозы я опять умолчу.

Хотя, зачем молчать про неврозы? Синдром отличника, ммм? Вы же видите таких людей вокруг? Бунтарь, нонконформист. Да-да, это тоже оттуда. Непререкаемый авторитет, начальственный хам. Тоже оценки виноваты, гиперкомпенсация унижений. Бездумный исполнитель, отсутствие инициативы. Привык работать в условиях неформализованных стандартов, все время ждет негативную оценку. И так далее, и тому подобное.

Я — противник оценок. Сейчас и ранее школа калечит. Уродует людей, делает их непригодными к современной жизни. Сейчас не нужны типовые «винтики». Ни в экономическом, ни в социальном смыслах. И вред, который наносит сохранение оценок и оценивания в школе гораздо больше потерь от коррупции. Вот такие дела.

Дмитрий Волошин